Павел Акользин: "Все девчонки были от меня без ума!"

Сегодня гость нашей рубрики "Люди Х" - нападающий Павел Акользин. В этом интервью Паша расскажет нам о своем детстве, о казахской кухне, о "Спартаке", об экспериментах с прической и даже как бороться с зомби! 

- Паш, расскажи нам, где ты рос.
- Рос я в Москве. Первая моя команда называлась «Пингвины». Через дорогу открылся ледовый дворец, и тренеры ходили по школам набирать ребятишек. Помню, у нас в школе был обед, а поскольку я люблю покушать, то всегда из столовой выходил последним. Вышел, а моих друзей нет. Я побежал их искать, а они ушли в физкультурный зал, где тренер уже поделил их на команды, и дал поиграть в футбол. Меня тоже заметил, спросил, как зовут, как связаться с родителями...  А вечером мама зовет: «Какой-то дядька звонил, приглашал в ледовый дворец. Как ты на это смотришь?». Я тогда очень любил побегать – попрыгать, поэтому, конечно, согласился. Мама меня отвела, там я встретил своего первого тренера -  Павлова Николая Яковлевича. Родители были не против, у меня и папа спортивный был, играл в футбол, волейбол. Но главная цель была - здоровый образ жизни. Думали, получится – хорошо. Не получится – буду учиться.
- Как тебе давалась учеба?
- Учился я неплохо, особенно до того, как в хоккей пошел. Из-за него поменял три школы. Каждый год – новый класс. Тренировки у нас были вечером, а в школе тоже вторая смена. Так что приходилось искать школу, где можно было ходить в первую смену, как-то подстраиваться.
- Каким ребенком был Паша Акользин?
- Никогда не дрался, был спокойный, очень общительный. Я родился в ноябре, поэтому всегда был старше всех. Все девчонки во всех классах были без ума от меня. Вечно какие-то записочки писали, любовные послания, сердечки всякие.
- У тебя был любимый предмет?
- Мне кажется, у всех спортсменов любимый предмет – это физкультура. Но вообще я любил математику. До тех пор, пока не пошли косинусы и синусы. Это оттолкнуло меня от математики, и я начал любить предметы такие, как физкультура. Не знаю почему, но меня очень  любила учительница по физике. Все время спрашивала меня, что-то подсказывала.
- А двойки были?
- Колов не было, а двойки были, как и у каждого. Родителей в школу ни разу не вызывали, я особо ничего такого не вытворял.
- Как проводил время после школа и хоккея?
- Мы с ребятами много времени проводили во дворе, играли в футбол. Я очень любил в воротах стоять, мячики ловить, прыгать за ними.
- Когда в хоккей заиграл, не думал во вратари идти?
- Нет, в хоккее не думал. Мне как-то сразу понравилось нападающим быть, особенно в центре. Очень любил на вбрасывания становиться. Что самое интересное, когда  хоккеем начал заниматься, частенько стал драться на площадке. Не знаю, откуда у меня это появилось. Я очень хотел выигрывать, всегда хотел лидером быть. Даже если кто-то из своих ребят в очередь  лез во время упражнения, я сразу начинал отстаивать свои позиции, мол, ты куда полез и все такое.  

- Что из твоих детских увлечений перешло во взрослую жизнь?
- Пожалуй, на всю жизнь остался только спорт. Папа тоже любил  меня гонять, занимался со мной. Я и по лестницам бегал, и с клюшкой работал... Каких-то особых хобби у меня не было.
- А петь любишь?
- Честно говоря, ни одной песни до конца не знаю, только припевчики. Могу в душе попеть…
- А если с тобой в караоке сходить, опозоришься?
- Сольно не потяну, а вот если дуэтом с кем-нибудь спеть, то, думаю, нормально все будет.
- Животных любишь?
- Да, я очень люблю кошек и маленьких собак. У моего брата и его жены той-терьер. Он очень прикольный, бешеный. Заведешь его, он потом бегает без остановки. У меня много кошек было, хомяки. Сейчас дома у родителей кошка есть, когда-то брат с улицы принес, -  Люся. Ну очень деловая! Не любит, когда ее гладят, тискают. Только когда меня дома долго не бывает, она радуется. Минут пять  ее можно погладить, а потом она опять такая вся из себя недотрога.
- Ты один в семье хоккеист?
- Мой брат Илья тоже занимался хоккеем. Он старше меня на два года. Сначала я пошел, он на меня посмотрел и месяца через два тоже решил. Мы вместе в «Пингвинах» начинали, но он закончил из-за травмы. Сейчас тренером работает в тех же «Пингвинах».
- Ты – москвич. Что сказал бы о столице человеку, который в ней никогда не был?
- Я и сам там мало бываю. Только летом. Пять лет прожил в Казахстане, в Воронеже второй год. Получается, уже семь лет там не живу. Город очень хороший, очень красивый. И центр красивый, и другие районы благоустроенные. Мы из Западного Бирюлево переехали в Южное Бутово. Мне нравится. Обычно не выбираюсь куда-то далеко в центр, если только надо съездить одежду себе посмотреть или купить что-нибудь. Так что  почти все время провожу время у себя «на районе».
- В мавзолее был?
- Ко мне в гости приезжала моя будущая жена, и она очень хотела в мавзолей. Я к своим 22 годам на тот момент ни разу там не был. Самому стало интересно. Пошли утром, простояли в очереди, прошли мимо Ленина лежащего… нам понравилось.
- А сколько раз был на Красной площади?
- Походы на Красную площадь тоже с женой связаны. Когда она приезжала, очень хотела все осмотреть. И мы, наверное, неделю каждый день ездили на эту Красную площадь, ходили везде, все кирпичики посчитали. Царь-пушка, царь-колокол, все достопримечательности.
- Есть у тебя любимые места в Москве?
- Футбольное поле и ледовый дворец! С ребятами  любили еще в теннис поиграть. За школой была стена, мы брали мячики, ракетки и долбили... Недавно был на Воробьевых горах. Много людей, красивых машин, вид на МГУ, Лужники. Понравилось. Также у нас много парков. Ездили с женой в Парк Царицыно. Там сделали реконструкцию, очень интересно походить, подышать свежим воздухом. Кругом фонтаны, пруды, лес небольшой.
- Расскажи о своих «спартаковских» годах. 
- Мой тренер из «Пингвинов» перешел в школу «Русь» и забрал меня с собой.  Можно сказать, что все детство я провел там. Потом наступил момент, когда надо было определяться, куда уходить из  детско-спортивной школы. Молодежку я почти перерос, и пришлось выбирать.  Мои друзья Федор Аверюшкин и Николай Шкенин ушли в «Спартак» первыми. Я еще на год остался в «Руси», но потом ребята мне сообщили, что тренер и меня зовет, хочет, чтобы мы вновь играли в одной тройке.

- Какой матч за «Спартак» запомнился больше всего?
-Расскажу, как сорвался мой дебют в КХЛ! Тогда тренером был Милош Ржига.  Мы играли с минским «Динамо», я сидел на скамейке, помнится, даже в маске как молодой. После второго периода мы вели 5:1, и он мне сказал: «Готовься на третий». Я обрадовался, думаю, будет мой дебют в КХЛ! Но нам сразу два гола забили, и Ржига  меня так и не выпустил. Посиди еще, говорит,  жди своего шанса. А товарищеских матчей мы сыграли довольно много. Против Сушинского, против Житника. Сталкивались с ним на площадке, такой габаритный мужчина… Я в одном звене с Федей играл. А из «звезд» у нас были Глеб Клименко, Ружичка, Радивоевич.
- Как же из московского «Спартака» тебя занесло в Казахстан?
- Тоже интересная история. Грустная. У меня закончился загранпаспорт. И тут мне звонят  из первой команды: берем тебя на сборы в Чехию, нужны документы. Я все собрал, а загранпаспорта у меня нет. Что делать? В итоге не успел: получил его 15-го, а они уехали 13-го. И остался я во второй команде. Потом  позвонил агент  и предложил поехать в Казахстан. Там образовалась новая команда в городе Атырау – «Бейбарыс». Да и деньги по тем временам обещали  неплохие, я и согласился. Правда, меня долго отговаривал папа, но я не послушался. Упертый. В итоге там отыграл пять лет. Я бы не сказал, что это потерянные годы, но оттуда я хотел уехать уже после второго сезона. Потом травма, снова остался, опять травма – восстанавливался полгода. Потом, наконец, контракт закончился и я вырвался.
- Каков там уровень лиги? 
-  Лига довольно-таки неплохая. Если сравнивать с ВХЛ, то 4-5 команд смогут играть и пробиться в плей-офф. Но есть минус – очень много иностранцев. Буквально по полкоманды. Словаки, чехи, канадцы, шведы. Вся Европа собралась. По уровню неплохие ребята, но они там на первых ролях, и им отдают приоритет.
- Попробовал национальную кухню?
- Да, кушал я там хорошо, узнал казахскую кухгю. Очень нравилось блюдо - бешбармак. Снизу тесто, сверху мясо и все это заправлено луком. Очень вкусно! Если я попробую его сделать, мне кажется, у меня не получится. Его обычно на праздники делают. Очень понравились манты.  Конину пробовал - казы называется. Тоже вкусно. Кумыс попробовал один раз, вот он не очень.  
- Разница во времени, другая валюта… долго привыкал?
- Да,  когда в магазин ходили, все в русские рубли переводили, чтобы понять, сколько чего стоит. Потом приспособились.
- Понравилось жить в Атырау?
- Это небольшой город, строящийся, молодой, цветущий. Жить можно, но очень жарко. Летом там градусов 45, это кошмар! На улицу нереально выйти.
- Нашел общий язык с одноклубниками-легионерами?
- Больше всего общался с чехами и словаками. Учили их разным русским словам. Самый необходимый перечень – это приветствия и меню в столовой. Когда приходишь поесть, там спрашивают: что вам дать? Они отвечали – рис, курица. Ну и, конечно, не обходилось без нецензурных слов. Мне кажется, во всех командах русские первым делом учат иностранцев ругаться. И они нас тоже учили, так что обмен опытом был хороший.
- Как ты познакомился с женой?
- Мы познакомились в первый мой сезон в «Бейбарысе» на Новый год. Праздновать было негде, разве что на базе. Но хотелось чего-то другого, более веселого. У нас в клубе работала девушка, они хорошо общались с моей будущей женой и снимали квартиру в Атырау. Они решили накрыть стол и пригласить ребят из команды. Вот я и приехал! Ее зовут Татьяна. Она мне сразу понравилась, я начал ее добиваться и через какое-то время она все же попалась в мои сети.
- Это получается вы уже семь лет вместе?
- Да. А  8 мая этого года мы поженились. Она приехала в Москву, мы просто собрали  документы и подали заявление. 7-го подали, а 8-го нас уже расписали.
- Поведай, как состоялся твой переход в «Буран»?
- Я очень хотел вернуться в Россию. У нас играл Леша Данилов и Альберт Вишняков. Они как раз собирались в «Буран». Мне дали телефон агента, который помог попасть в воронежскую команду. Данилов хорошо знал тренера на тот момент – Богатырева Виктора Васильевича. Мы с ним пообщались, нас все устроило. Я и приехал!
- Паш, ты – ребенок 90-х. Что запомнилось из того времени?
- У нас игра была – «сотки». Бумажные такие фишки. Любили в детстве в школе играть, даже во время уроков рубились. Вкладыши застал «Турбо», хлопками их выбивали. Кассеты помню, которые карандашом перематывали. Музыка отличная!  Хорошие были времена...
-  А повальный дефицит вас коснулся?
- А как же. У нас с братом в «Пингвинах», например, одна форма на двоих была. Сначала я катался, потом он. Очень тяжело было достать.
- Ты хотел бы ты побывать в космосе?
- Конечно! Посмотреть со стороны вживую, как выглядит наша планета. Очень хотел бы испытать эти ощущения.
- А ты веришь в инопланетян?
- Честно говоря, нет. Хоть и видео показывают, фильмы, якобы основанные на реальных событиях, про всякие тарелки, мерцающие огни. Но мне кажется это какой-то ерундой. Пока пришелец лично со мной за руку не поздоровается, не поверю!
- А в привидения?
- И в привидения не верю. В детстве, правда, ставили молоко и печенье  для домового, а наутро проверяли. Всяких пиковых дам вызывали, в зеркала смотрели. Всякие страшилки травили.
- Веришь ли ты в гороскопы?
- Вот в них почему-то верю. Если написано, что все будет хорошо, то  у меня аж настроение поднимается. А если плохо – лишний раз задумываюсь, как поступить. Я по гороскопу стрелец и лошадь. Мама говорит, это очень сильный знак и что мне повезло.
- А какие у тебя были прозвища?
- Вообще мою фамилию как только не коверкали!  Окользин, Аказин, Акольдин, Аколзин…  Прозвище от фамилии – Акол. Это распространенная тема. Князев, например, -  Князь, Поляков – Поляк. А в детстве я был очень кучерявый, и меня называли Кучер. Мне это было обидно, и я постоянно стригся. Не любил ходить с длинными волосами. Но как-то раз в Казахстане не стригся целый год – у меня такая шевелюра выросла пышная, как из 80-х. Когда из душа выходил, мог ими до рта достать. Хотел посмотреть, как буду выглядеть, эксперимент над собой провел. А в детстве был случай, меня налысо побрили, было очень жарко, и у меня сгорела лысина. Это было ужасно! Голова покраснела и очень болела потом.
- Какой твой любимый праздник?
- Самый любимый – Новый год. Хороший праздник. На Новый год я познакомился с женой. Да и предложение ей сделал.
- Если наступит зомби-апокалипсис, что ты будешь делать?
- Мне кажется, проще превратиться в зомби и ходить вместе, чем с ними бороться. Мне кажется, их будет не победить. Так что проще примкнуть к большинству. Запрусь дома, возьму в руки нож и клюшку. Вооружусь, буду ждать, когда они вломятся в дверь и начну отбиваться.

Знакомьтесь, это кошка Люся. Автор: Павел Акользин:)

 

 

© Хоккейный клуб «Буран» Воронеж