Евгений Федоров: «Я всегда думал о команде, а не о себе» Ко всем новостям

Евгений Федоров: «Я всегда думал о команде, а не о себе»

Перед отправлением на очередную выездную серию мы побеседовали с главным тренером «Бурана» Евгением Федоровым. За плечами у Евгения Юрьевича богатый игровой опыт, а теперь ему выпала уникальная возможность сразу окунуться в профессиональный хоккей в роли рулевого клуба ВХЛ. С чем пришлось столкнуться? Какие задачи он ставит перед собой? Что значит для него тренерская работа? Что происходит в коллективе? Обо всем этом и многом другом читайте далее.

"Наш главный козырь - молодость и скорость"

- «Буран» провел две серии – выездную и домашнюю. Давайте подведем промежуточный итог: 8 матчей и пять очков. Как оцените результат? (без учета матча с «Дизелем», - прим.авт.)

- Результат средненький. Не досчитались очков со «Звездой», где потерпели поражение  из-за своих ошибок, хотя играли хорошо. С «Торосом» взяли два очка, хотя тоже могли победить в основное время. Думаю, два-три очка могли бы еще положить в копилку.

- Усталость от дальней дороги могла сказаться на результате?

- Вы имеете в виду поездку в Китай? В какой-то мере да. Все эти переезды, перелеты, смена часовых поясов. Вернулись домой и на следующий день начали домашнюю серию. На тренировке 19 числа уже было видно, что ребята не до конца восстановились, все-таки две ночи не спать и выйти на лед. Это, конечно, сказалось, но не является основной причиной индивидуальных ошибок.

- Можно ли избежать таких ошибок в дальнейшем?

- Не ошибается только тот, кто сидит на скамейке. Ошибаются все, на любом уровне, даже великие хоккеисты. Не бывает игры без ошибок, люди - не роботы. Будем стараться минимизировать.

- Какая из выездных встреч получилась самая тяжелая?

- Они все были нелегкие. Но я думаю, все же первая, потому что она первая. И для меня, и для ребят. С составом проблемы были, на предсезонке мы не играли с командами уровня ВХЛ, плюс волнение.

- А где было тяжелее играть – на выезде или дома?

- Я не знаю, как для ребят, мне лично это без разницы. С одной стороны, приятно выигрывать на домашнем льду перед своими болельщиками. Но с другой – на выезде это тоже почетно, когда все против тебя болеют, а ты побеждаешь.

- Вы уже можете выделить слабые и сильные стороны нашей команды?

- А нам это зачем всем рассказывать? (смеется). Мы совсем недавно собрались, ребята подъезжают потихоньку, динамовцы добавляются – то сыграли, то их снова забрали… Кто-то получше выглядит физически, кто-то похуже, у кого-то травмы были, ротация идет постоянно. Некоторые вещи не успели натренировать, сыграться. Нестабильность пока главный минус. А самые главные козыри – молодость и скорость – мы просто обязаны использовать. У нас командочка молодая, и многим ребятам есть, что и кому доказывать, есть к чему стремиться. Просто нужно каждый день об этом помнить.

- А к чему вы стремитесь? Каким видите идеальный «Буран»?

- Я хотел бы видеть примерно такую игру, как в первом-втором периодах с «Торосом». Когда мы играли активно, агрессивно, много бросали, много вели силовой борьбы, постоянно было давление на ворота, мы шикарно возвращались в оборону. Вот исключить бы такие моменты, когда нас всех засасывает вперед, и мы начинаем забывать об обороне. Игру в своей зоне надо подтягивать. Когда с защитой проблем нет, то и в атаке команда играет лучше. Мы знаем, над чем нужно работать и идем к цели.

- Игра с «Торосом», пожалуй, была лучшей в домашней серии. Добавилась силовая борьба. И, наконец, выиграли второй период.

- Да, второй период – наша «болезнь». Поговорили с ребятами на собрании, обозначили проблему, попросили обратить на это еще больше внимания. А то получается отыграли первый период неплохо, на второй вышли уже более расслабленные, думаем, что так и будет дальше, но соперник перестраивается, меняет игру. И мы сбиваемся на ту систему, в которую мы не играем. А стоит одному выпасть, остальные пошли по цепочке, и получается «винегрет». Отсюда такие результаты. А по поводу силовой борьбы – это все-таки хоккей. Не надо никого убивать, не надо травмировать… Но когда тебя всю игру долбят, у тебя и силы быстрее заканчиваются. И мы показываем сопернику, что мы не просто так вышли в хоккейчик погонять. И для того, чтобы играть в жесткий хоккей, не нужно обладать габаритами. Главное это сделать! А соперники потом пусть смотрят. Один раз где-то попали и во второй уже подумают, идти туда или не идти.

-А как объясните регулярное нарушение численного состава?

- Вроде взрослые ребята, считать все умеют. Бывает, что заигрываются. Эмоции переполняют. Бывает по ходу игры мы меняем составы, кому-то приходится менять амплуа, кто-то играет в центре, потом уходит в край, где-то не договорились и вместо одного человека выходят двое. Вот в матче с «Торосом» этого уже не было, тоже прогресс.

"Надо всегда оставаться человеком"

- А в какой хоккей играл центрфорвард Федоров?

- Да я что… в обычный хоккейчик играл (смеется). Никаких отличительных черт у меня не было, я просто всегда старался выполнять задания, которые тренеры давали лично мне и команде. В разных коллективах это было по-разному, все зависело от состава, от целей, от видения тренеров.

- А самому чего хотелось? Бежать вперед, голы забивать?

- Мне хотелось, чтобы команда выигрывала. Помоложе был – любил бегать, постарше стал, уже не так летел. Это хоккей, здесь нельзя не бегать (смеется).

- Если был вариант забить самому или отдать пас – что предпочитали сделать?

- Я всегда радовался за партнеров, если они забивали с моих передач. Конечно, приятно это делать самому, но если мои крайние использовали момент, я получал не меньше удовольствия. Да я и не был каким-то суперзабивалой. Я всегда старался решать командные задачи. Все усилия были направлены на победу коллектива. У нас же не бокс, не плавание. Мы если выигрываем, то все вместе, и когда проигрываем – точно также. Примеров много есть: люди индивидуальных трофеев набрали, а с командой ничего и не выиграли. Я считаю, надо всегда что-то делать ради команды, а не ради себя.

- А какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать тренер?

- Я не знаю, каким он должен быть. Люди все разные. Мне, например, всегда импонировали те тренеры, у которых человеческие качества были в порядке. Мне с этим повезло, практически все наставники, с которыми мне доводилось работать, все как люди были хорошие. Не будем говорить об очевидных вещах – чтобы тренер был грамотный, понимал хоккей… это все понятно. Но я бы выделил человеческие отношения в команде, в быту. Будешь хорошим человеком и все у тебя всегда будет хорошо.

"Никто никому рот не затыкает"

- А каков, интересно, тренер Федоров? Тренер-друг, тренер-диктатор…

- Как сказал один тренер, игроки для меня могут быть друзьями, а я для них не могу. Тут должна быть грань. Понятно, что я могу с ними пообщаться, провести время, тем более я ведь ненамного их старше, да и самому хочется быть поближе с молодыми ребятами. Но и панибратства допускать нельзя. Диктатор? Ну, точно нет. Кричать не люблю. Есть же человеческий язык, можно и без крика все доходчиво объяснить. Главное, чтобы было внимание и в одну, и в другую сторону.

- Как вы поделили обязанности с Александром Трофимовым?

- У нас все примерно 50 на 50. Специально о четких ролях мы не договаривались, просто Саша постарше и немножко поопытнее. Решаем все вместе, но во время игры некоторые моменты озвучивает он. Никто никому рот не затыкает. Если есть, что сказать – пожалуйста.

- Если брать ваш тандем, кто из вас "добрый полицейский", а кто "злой"?

- Саша, наверное, злой. (смеется). Приходится иногда его притормаживать. Но он это делает не потому, что он злой человек, и я согласен, что в каких-то моментах надо действовать жестче. Но мы не переходим эту грань. Нужно, чтобы команда тебе доверяла. Стараемся пообщаться, наладить контакт. И бывают моменты, когда о своих проблемах человек не может рассказать при всех, беседуем персонально. Вот сами начали подходить потихонечку. В первое время такого вообще не было. Присматривались, может.

- Вот как раз перед сезоном вы говорили о том, что команда зажатая, скованная. Сейчас получше с этим стало?

- Сейчас получше. Они хоть на тренировках улыбаться начали. Атмосфера же должна быть в команде! Дело-то молодое. У ребят вся жизнь впереди, каждый день должен чем-то запомниться. Потому что карьера, а я убедился в этом на личном опыте, очень быстро проходит. И ты потом обернешься, а вспомнить и нечего. И будешь потом переживать за потраченные зря годы. Поэтому на тренировках и на играх жить нужно! Жить нужно командой, чтобы было весело, чтобы у ребят было хорошее настроение. Вот стараемся, делаем. Недавно на тренировке игру им предложили, поделили на две команды, где каждая играет за свои ворота. Сначала они не совсем поняли, а когда врубились уже, и азарт пошел, и ругаться начали, и смеяться.

- Что вообще нужно, чтобы команда выступала, как единый кулак?

- Время, думаю. Хочется, чтобы коллектив был настоящий. Мы же не просим их, чтобы они вечером в гости друг к другу ходили! Но если вы приходите в раздевалку, на какое-то время ваша семья здесь. Чтобы все друг другу помогали, чтобы не создавалось этих кланов… А это самое худшее, что может быть в хоккейном коллективе, я считаю.

- Чтобы дедовщины не было… 

- А у нас играет-то кто? (смеется). Хотя вот приехал «дедушка» один (Сергей Журиков 1977г.р., - прим.авт.), но я не думаю, что он начнет свои порядки устанавливать. Наоборот, должен помочь.

- Игроки понимают, что вы от них требуете?

- Я надеюсь! Хотя бывает и такое - показываем упражнение: ребят, поняли? Да! И делают все наоборот (смеется). Но такое всегда было, и когда я играл. Все понятно? Да-да-да… А на самом деле ничего не понятно. Иногда бывает стеснение признаться, что ты недопонял. Как в школе. Но ничего страшного нет в том, если кто-то что-то переспросит. Лучше потратить лишнюю минуту, чтобы объяснить, чем потом останавливать упражнение, собираться и по новой разговаривать.

- Вы только «вчера» были игроком, и тренерского авторитета у вас пока нет. Команда это чувствует? Как ребята вас приняли, несмотря на отсутствие опыта?

- Это, конечно, у них лучше спросить. По крайней мере какого-то неуважительного отношения я не замечал. Вроде все адекватно.

- Как только вы стали тренером, в вас что-то поменялось внутренне? Может какие-то новые черты появились?

- Я заметил одну вещь. Когда был игроком и нам что-то вдалбливали, объясняли по сто раз, я думал, ну что вот вы придираетесь, все вам не так! А теперь понимаю, они это делают не потому, что хотят до тебя докопаться, а хотят сделать тебя еще лучше! И я осознал, что тренерам виднее. Также думал, тренер пришел, потренировал и ушел. Но вопросов гораздо больше на самом деле. Хоккей занимает практически все мое время. Я не скажу, что мне это не нравится или мне тяжело, мне, наоборот, это очень нравится!

- То есть вы окончательно перешли на другую сторону?

- На какую? На темную? (смеется).

- Ну вот не возникало желания во время первых матчей самому схватить клюшку и выбежать на лед?

- Неее, я уже всё (смеется). Лучше, чем у нас ребята сейчас я все равно не сыграю, так и что мне там делать на льду? Я свое отыграл. Всё. Проехали.

- А насколько близко к сердцу вы принимаете игру? Результат? Насколько вы эмоциональный человек?

- Я не могу показывать, что я расстроен. После поражения мне не о себе надо думать! Я-то как-нибудь это переживу, но мне главное, чтобы ребята поняли, что это не конец света. Что у нас завтра новая игра, надо к ней готовиться, надо сделать выводы и идти дальше. Конечно, я переживаю! Потом думаю, а как можно было сделать по-другому, а вот если бы… почему не так… Самокопание свойственно всем тренерам. Но мы тут в тренерском штабе тоже стараемся друг друга поддерживать, игры разбираем, всё пересматриваем по сто раз. Как игрок я мог многое себе позволить в плане эмоций, а сейчас нет. Важно, чтобы коллектив видел, что тренер не «потёк», что все нормально (смеется).

"Не могу простить равнодушия и безволия"

- А насколько важны для вас морально-волевые качества? С чем можете смириться, а с чем нет?

- Не смогу простить равнодушия и безволия. По хоккеисту видно, когда он хочет. Он может ошибиться, но когда он душу и сердце вкладывает и что угодно готов сделать ради общей победы -  это очень круто. Эмоции очень важны. Да пусть они хоть раздевалку разнесут после поражения – это все равно будет лучше, чем они просто переоделись, помылись и пошли домой. Отсутствие эмоций – это не то, что плохо…  страшновато даже за команду становится (смеется). Кто-то все в себе держит, внутри переживает, но это тоже видно.  У нас ребята все адекватные. Даже если сегодня кто-то не составе, мы стараемся объяснить, что вы все равно в коллективе, вы - команда. Сегодня ты не играешь, завтра играешь. На льду ты или в запасе – ты все равно игрок «Бурана». Важно, чтобы они еще друг за друга болели и переживали, поддерживали.

- Как в команде обстоят дела с дисциплиной?

- С бытовой пока хорошо. Каких-то серьезных нарушений не было. В первое время ребята на минутку-две опаздывали бывало, но мы объяснили, что 30 человек одного ждать не должны и попросили быть пунктуальнее. Есть штрафы у нас, но они чисто символические. И эти деньги в любом случае идут не нам с Сашей, а остаются в командном «общаке». Мы уж потом найдем, куда их потратить, если накопятся (смеется).

- Хоккеист Федоров дрался когда-нибудь на льду?

- Было несколько раз по молодости. Но я старался всегда думать не о себе, а о команде. Драка – это же лишнее удаление сразу -  вот о чем я думал.  Тренеры этому научили. Мне вообще повезло с наставниками по жизни, поработать с удивительными людьми с самого детства. Поэтому сейчас стараюсь взять от каждого понемногу и применить на практике. Сейчас все по-другому. Даже когда мне было 18 лет, мы уже были более адаптированные, чем сейчас молодежь. Бывает, приходит человек в команду высшей лиги, а он элементарных азов не знает, которые еще в школе обязаны были объяснять. Что пас через пятак нельзя отдавать, к примеру.

- Вы тоже с этим столкнулись?

- Ну, а куда деваться? И нам приходится давать ребятам то, что им не рассказали в нужное время. Ты думаешь, раз человек приходит в профессиональный клуб, он должен обладать этими знаниями. Но нет. И приходится тратить время на их обучение. И такого очень много в ВХЛ. Вот у нас в команде, кстати, есть один ну очень интеллектуальный хоккеист. Я был удивлен, что в таком молодом возрасте у него такое понимание игры. Но таких очень мало. А кто-то все понимает, но хочет сделать, как лучше, берет на себя больше… и в итоге тоже получается какая-то белиберда.

"Афишами болельщиков не завлечь"

- А в какой физической форме находится команда «Буран»?

- У меня нет никакой информации о том, чем тут люди занимались до того, как мы приехали. Мы спрашивали, но никто никакой конкретики не дал. Если судить по третьим периодам, а мы частенько переходили на три звена, мы играли на равных, а где-то даже лучше.  И по скорости не отставали. Подтягиваемся потихоньку. На составление микроциклов у нас уже нет времени, наступила пора игр. И теперь нужно найти баланс, чтобы они и отдохнули, и потренировались, и чтобы на этот лед хотелось идти.

- На каждую игру у нас выходят совершенно разные составы. Как объясните такую ротацию?

- Всегда хорошо, если есть скамейка. Всегда можно поставить более свежих ребят. Кроме этого, есть еще и воспитательный момент – не сыграл в полную силу, найдутся люди, которые выйдут вместо тебя. Всегда должна быть конкуренция. Ребята ждут своего шанса и должны его использовать. Пусть тренируются, работают. У нас нет такого - играет четыре состава, а остальных мы не подпускаем. Играйте, доказывайте.

- Но это же сказывается на сыгранности.

- Мы все играем по одной системе, все звенья играют в один хоккей. Поэтому если поменять игроков местами или поставить в разные звенья, они не потеряются. Каждый примерно знает, что надо делать. Я не думаю, что это так уж сказывается. Если посмотреть на команды КХЛ, уж какая там ротация. Когда за тобой сидят люди – это мотивирует. Мы же стараемся сделать, как лучше. Ищем варианты, как лучше использовать их потенциал и сильные стороны.

- В «Буран» подъезжает все больше динамовцев, но точно также их могут отозвать обратно. Насколько команда будет конкурентоспособной без них?

- Мы держим это в уме. Понятно, что парни из «Динамо» - это хорошая помощь. Но не думайте, если они уедут, мы останемся ни с чем. У нас все ребята также будут играть и стараться.

- «Бурану» в этом году исполняется 40 лет. Совсем недавно клуб стал обладателем серебряных медалей ВХЛ. Вы чувствуете ответственность перед болельщиками?

- Да, я знаю, что «Буран» - клуб с богатой историей. Что совсем недавно команда играла так, что было не попасть на хоккей. Мы тоже очень хотим, чтобы приходили полные трибуны! Но мы не можем завлечь болельщиков афишами или рекламой. Это можно сделать только своей игрой! Хоть на каждом столбе афиши наклейте, никто не придет, если команда будет проигрывать.  А если будем побеждать, их можно вообще не клеить. Все итак будут знать и соберется полный дворец.

- Вы уже окончательно решили связать жизнь с тренерской работой?

- Мне всегда хотелось связать свою жизнь с хоккеем. Я знал, что это у меня получится лучше, чем все остальное. Не то чтобы я ничего не умел, мне просто ничего больше не нравится. И никаким менеджментом или агентской деятельностью я заниматься не хочу, это не мое. Я хочу быть в команде! Я всю жизнь в ней был и сейчас, как тренер, в ней нахожусь. Понимаете, это возможность быть на скамейке, быть рядом с игрой, покататься на льду, побросать шайбу. Даже поиграть с тем же неиграющим составом. Я остаюсь там, где я был всю жизнь. Вот что важно для меня.

- У вас богатый игровой опыт. А планируете учиться тренерскому делу?

- Я окончил высшую школу тренеров в Омске, отучился год, сдал экзамены, защитил диплом по подготовке хоккеистов высокой квалификации. Почерпнул для себя много полезного, но также там дают и ту информацию, которая может не пригодиться. Очень много физиологии, были даже лекции о том, как правильно ходить в баню. Для общего развития, конечно, полезно, но в любой команде для этого есть доктора, массажисты. Они об этом знают больше, чем тренер.

- Вам понравилось учиться?

- Понравилось. Это все очень интересно – знания, общение, обмен взглядами, опытом. Мне бы еще хотелось послушать лекции великих людей и нашего хоккея, и зарубежного. Если будет такая возможность, с удовольствием съезжу. С одной стороны, все уже придумано до нас. Но вот пример Майка Бэбкока – тренера, который дважды выиграл Олимпийские игры, чемпионат мира и Кубок Стэнли. Он каждый год ездит куда-то в Европу чему-то поучиться, послушать. На вопрос, а зачем вы это делаете, он отвечал: «То, за счет чего я выиграл вчера, завтра может не прокатить».

- Раз вам понравилось учиться, вы наверняка любите читать?

- Люблю. Хотя сейчас, в основном, слушаю книги. Недавно прослушал трилогию Радзинского «Апокалипсис от Кобы». Про жизнь Сталина от начала до конца. Очень интересно. Взял почитать книжку «Молодая гвардия». Пока 150 страниц осилил, больше времени нет. Я вообще предпочитаю и книги, и фильмы, основанные на реальной действительности. А не о том, что прилетело какое-то чудовище из какой-то галактики и лазером всех пожгло (смеется). Также я читаю книжки по психологии, книги разных тренеров, не только хоккейных, книги про великих спортсменов, которые много чего достигли и у них можно чему-то поучиться, подсмотреть.

- А есть ли у вас какие-то простые житейские радости? Рыбалка, готовка?

- Готовка точно нет! Руки не под это дело заточены. Рыбалка… можно съездить, но опять же, если кто-то позовет, даст удочку и все эти рыбацкие причиндалы. У меня своего ничего нет и специально это покупать я не буду. И один я никуда не поеду (смеется). С детьми в компьютерные игры играем. С сыном - в футбол. Кстати, давно болею за московский «Спартак» и очень бы хотел сфотографироваться с Валерием Шмаровым. Я знаю, что он из Воронежа.

- Говорят, Александр Викторович форму привез. А вы?

- И я привезу. Хочется выглядеть как спортсмен, пусть и бывший. Хочется на равных конкурировать с ребятами, ведь если мы будем слабенькие, им не будет с нами интересно. Мне самому любопытно посмотреть, могу ли я еще хоть что-нибудь или уже все. Вроде пока держимся, даже выигрываем иногда. Вот на последней тренировке играли в мини-игру, и Александр Викторович своим мощнейшим броском поставил точку, и мы победили. В зал по возможности ходим. Саша в планке 8 минут стоит! Я пока только подхожу к этому (смеется). В общем, стараемся подавать пример. 

Пресс-служба "Бурана"

© Хоккейный клуб «Буран» Воронеж